Манипуляции с патентами вокруг ГАЗПРОМа или об очередном импортозаХищении…

Региональная Общественная Организация «Православная Экспертиза» обращает ваше внимание!

В марте 2021 г. трое предпринимателей пострадали от махинаций олигарха с патентами: бизнесменов обвинили в нарушении исключительных прав. Старший следователь по расследованию особо важных дел следственного комитета возбудил уголовное дело, в котором выдвигается версия о незаконном использовании подозреваемыми патентов миллиардера Владимира Карташяна.

 

 

В настоящее время виновность предпринимателей под большим вопросом: оказалось, патент Карташяна идентичен перешедшей в 2014 г. в общественное достояние полезной модели – в настоящее время ее использование не ограничено в гражданском обороте.

Как пишет в своем Блоге адвокат одного из предпринимателей Михаил Ладгин (адвокат Московской коллегии адвокатов «Логос»):  

Речь идет о следующем: В 2019-м году полезная модель неожиданно получила правовую охрану, не- смотря на то, что запатентованное техническое решение известно с 2013 г. Лицо, указанное в патенте в качестве автора, не является таковым. При более подробном изучении — оказалаос, что полезная модель полностью повторяет патент 2009г. Очевидная незаконность выдачи патента не смутила следственный комитет и в 2021г. он возбудили уголовное дело в отношении лиц, использующих это техническое решение с 2015г. Разбираться в причинах выдачи незаконного патент, следствие не намерено.
Используемый с 2013 г. узел соединения рамки полимерконтейнерного балластирующего устройства получил правовую защитую 6 апреля 2019г.: патент номер RU187432U1. Его автор – Карташян Владимир Эдуардович.

Запатентованная полезная модель является частью изделия на которое в 2009-м году закрытое акционерное общество «Газпром СтройТЭК Салават» (ИНН 7728690708) составило ТУ 4834-001-89632342-2009 «Полимерконтейнерное балластирующее устройство модернизированная конструкция сдвоенная ПКБУ-МКС«. Позднее, в 2013-м го- ду, для него разработали «Руководство по эксплуатации ПКБУ-МКС 0000 00.00 РЭ«1. С 2011 г. по 2013 г. директором «Газпром СтройТЭК Салават» был Карташян Владимир Эдуардович.
На узел одной из деталей, изготавлива- емой по этому техническому условию в течении шести лет, предприимчивый бывший ди- ректор Карташян умудрился получить патент.
25 января 2019г. он подал в Роспатент заявку номер 2019102127 и через два месяца получил патент RU187432U1 от 6 марта 2019 г. на «Узел соединения трубчатых элементов каркаса рамки полимерконтейнерного балластирующего устройства».


Техническое решение предложенное Карташян как новое, хорошо известно среди пользователей полимерконтейнерных балластирующих устройств, по меньшей мере с 2013 г. В этот год — разработали упомянутое «Руководство по эксплуатации».

Почему оперативники пятого отдела управления «K» БСТМ МВД России и старший следователь поспешили дать ход уголовному делу, не проведя тщательную проверку сообщения о преступлении? Ответ, мы уверены, кроется в имени и связях управленца Карташяна.

Бизнесмен несколько лет назад (2009–2013 гг.) был директором АО «Газпром СтройТЭК Салават» (далее ГСТС).

Изначально учредителями ГСТС выступали ООО «Политар» (51%) и ЗАО «Струнинская швейная фабрика «Славянка» (49%). «Политар» на 100% принадлежал ООО «Газпром Нефтехим Салават», учредителями которого, в свою очередь, выступали ООО «Газпром переработка» и ООО «Газпром Инвест РГК». Первая полностью принадлежит «Газпрому», вторая – возглавляемому тогда Селезнёвым «Газпром Межрегионгазу».

Да, рядом с фамилией Карташяна неизменно фигурирует Кирилл Селезнев – могущественный топ-менеджер «Газпрома», чьи позиции ухудшил скандал с семьей Арашуковых.

Остаётся только добавить, что сам «Газпром Межрегионгаз» является стопроцентной «дочкой» «Газпрома». Специалисты прогнозировали: «Газпром СтройТЭК Салават» ждет быстрый взлёт. Так и случилось – он не заставил себя ждать.

Первые пять лет ГСТС перебивался с хлеба на квас: годовой оборот едва достигал 2 млн рублей, а прибыль – 200 тысяч. Но в 2014-м всё изменилось как по мановению волшебной палочки, и малый бизнес превратился в олигархическую структуру. Годовой оборот ГСТС взлетел до 23 млрд рублей и держался на этом уровне вплоть до 2019 года, прибыль порой достигала 5 миллиардов.

Кому компания обязана таким стремительным успехом? В 2014 г. стараниями Кирилла Селезнёва был составлен перечень специализированной продукции (российского и импортного производства), которую все компании группы ПАО «Газпрома» и их подрядные организации обязаны были закупать исключительно через ГСТС. Таким образом ГСТС получил статус «комплексного поставщика» материально-технических ресурсов для «Газпрома».

В 2014 году ЗАО «Струнинская швейная фабрика «Славянка» (второй акционер ГСТС), зарегистрированное в г. Струнино Александровского района Владимирской области, было ликвидировано по причине банкротства на основании решения арбитражного суда Владимирской области по делу № А11-12299/13.

Владельцами 49% «комплексного поставщика» оборудования для всех предприятий и подрядчиков «Газпрома» стали два кипрских офшора: «Илона Инвестментс Лимитед» (25%) и «Донуэй Инвестментс Лимитед» (24%). Первый контролировался Алексеем Митюшовым, а второй – Владимиром Карташяном.

Итак, олигарх возглавлял ГСТС вплоть до его чудесного перевоплощения. В момент взлёта ГСТС Карташян смог разумно уйти в тень (в смысле, в офшор, оставаясь бенефициаром компании (в смысле, выгодоприобретателем), но уже через кипрскую юрисдикцию.

Забавно, но в публичных базах данных изменение состава акционеров ГСТС никак не обозначено. Зато оно отразилось на финансовых показателях: к статусу «комплексного поставщика» ГСТС добавил статус единого центра компетенций по проектным решениям, проектно-изыскательским работам, нормативно-технической документации и применению современных технологий.

Все трансформации с ГСТС проходили в рамках стратегии импортозамещения в ответ на западные санкции. «Газпром» даже создал внутри себя специальную структуру (Департамент 335) по реализации единой политики в области внедрения технологий мирового уровня, импортозамещения и обеспечения технологической независимости. Возглавил Департамент 335 бывший подчинённый Владимира Карташяна в ГСТС, позже ставший его гендиректором, Павел Крылов, 32 лет от роду.

Ничего смешного – всё логично. Новые задачи – новые люди – новые решения. Правда, решения оказались старыми, в духе 90-х годов. Есть мнение, что единственным нововведением ГСТС на ниве импортозамещения стала дополнительная наценка (30–40%) на все поставки МТК. По словам подрядчиков «Газпрома», за георешётку полимерную доплачивать приходилось примерно 35%, за лакокрасочные материалы – от 25 до 40%, а наценка на изоляционные материалы доходила чуть ли не до 60%.

Закупать продукцию напрямую у предприятий-производителей «Газпрому» (благодаря стараниям Селезнёва) не с руки. Главы дочерних компаний «Газпрома» плакали, кололись, но продолжали платить. А что делать? Импортозамещение вещь дорогая.

Департамент 335 строго следил, чтобы в реестр поставщиков не попали «вражеские» компании. Злые языки говорят, что за попадание в реестр МТК якобы даже приходилось платить от 3 до 10 млн рублей, в зависимости от позиции. Программу импортозамещения в кулуарах «Газпрома» называют «Любовь к Родине». Напомним, на 49% «Любовь к Родине» прививалась бизнесменами с Кипра.

Надо сказать, что наценки шли не в карман ГСТС, а на обеспечение инновационной деятельности в стране. Закупаемая «Газпромом» через ГСТС продукция была запатентована как новые технологические разработки. Часть прибыли ГСТС вынужден был отдавать на оплату лицензионных отчислений (роялти) патентодержателям. А вот кто были эти самые патентодержатели, вопрос отдельный.

Патент на № 83578 («Узел соединения трубчатых соединений распорной рамки Полимерконтейнерного балластирующего устройства») делили между собой Владимир Карташян (тот самый, офшорный), Иван Миронов (тот самый сводный брат Селезнёва) и ООО «Петроземпроект». А патент № 83577 («Полимерное балластирующее устройство») принадлежал Карташяну и всё тому же ООО «Петроземпроект».

Да, сюжет истории чудовищно запутан, а служба безопасности «Газпрома», кажется, проводить расследование, чтобы пролить свет на происходящую ситуацию, не собирается.

Свидетельством тому тот факт, что после отставки Кирилла Селезнёва в связи с делом Арашуковых схема принципиально не изменилась. Были переориентированы каналы финансовых потоков, поменялись отдельные имена и фамилии, но машина по перекачиванию газовых платежей из карманов населения в карманы топ-менеджмента газового гиганта и его правильных «дочек» продолжает работать.

Благотворительную программу «Газпром – детям» всю целиком взяла под крыло Елена Михайлова (верный ученик и последователь Селезнёва). А вот программу импортозамещения «Газпрома» пришлось немного «проапгрейтить».

Так, Алексей Митюшов свою долю (25%) в ГСТС продал. Патенты на «инновации» начали переоформлять с Ивана Миронова на Владимира Карташяна ещё загодя, в прошлом году. «Любовь к Родине» стал напрямую курировать молодой глава Департамента 335 и бывший подчинённый Владимира Карташяна Павел Крылов.

Наценка примерно в 30–40% сохраняется по-прежнему, но похоже, что большая часть закупок МТР теперь идёт уже не через ГСТС, а через ООО «Газпром 335».

Забавное название, не правда ли? Ещё более забавным выглядит фамилия генерального директора ООО «Газпром 335» – Павел Крылов. И что-то подсказывает, что это не однофамилец главы Департамента 335.

В настоящее время Карташян восседает в директорском кресле «Стройтранснефтегаза» Геннадия Тимченко. Сейчас акции СТНГ приобретает «Газстройпром».

Теперь, когда известны связи и влияние, которые способен при желании оказать Карташян, вернемся к вопросам по уголовным делам, касающимся патентного права.

Итак, в 2009-ом году Федеральной Службой по Интеллектуальной Собственности и Промышленным Знакам (Роспатент) был выдан патент на полезную модель «Узел соединения трубчатых соединений распорной рамки Полимерконтейнерного балластирующего устройства».

Для государственной защиты патента необходимо производить оплату пошлины, иначе охрана патента прекращается (абзац третий статьи 1399 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Оплата пошлины и, следовательно, охрана полезной модели «Узел» (название сокращено) прекратилась в начале апреля 2014-го – тогда она перешла в общественное достояние.

С 2015-го года, полезной моделью начали пользоваться производители и продавцы: патент, перешедший в общественное достояние, могут использовать все заинтересованные, без каких-либо ограничений (статья 1364-я Гражданского кодекса Российской Федерации). Так сделали и герои нашей истории – три предпринимателя, которые, к большому сожалению, сейчас уже более года находятся за это под следствием. Однако они, считают юристы, – жертвы мошеннических патентных махинаций олигарха Карташяна. И вот почему.

В начале 2019 г. Роспатент по обращению миллиардера выдал ему, как автору, патенты на «Узел», «Рамку узла», а также «Контейнер» – техническое решение объединения первых двух.

Однако, отмечают специалисты, полезная модель Карташяна полностью идентична придуманной и уже ставшей достоянием общественности модели, зарегистрированной в 2009-ом году.

Кроме того, общество, которое в 2009 году разработало Техническое условие для точно такого же устройства, а в 2013-м году – руководство по эксплуатации к нему – это, неожиданно, упомянутое выше «Газпром СтройТЭК Салават», а его директор в те годы, как уже было обозначено, – олигарх Карташян.

Выходит, миллиардер – автор патентов? Чьи же патенты использовали обвиняемые предприниматели?

Ответ на этот вопрос очень простой: если существует два одинаковых патента, один из которых перешел в общественное достояние и доступен для свободного использования любыми заинтересованными лицами, то, значит, предприниматели использовали патент, который не охраняется государством.

На такой ответ нас направляет статья 8 Уголовного кодекса Российской Федерации, статья 14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, статья 49 Конституции Российской Федерации, статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод – презумпция невиновности.

Подведем итоги: поскольку предприниматели использовали полезную модель, перешедшую в общественное достояние, то, значит, в их действиях нет признака состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 147 уголовного кодекса Российской Федерации. Недопустимо привлекать человека к уголовной ответственности за использование товара, не ограниченного в гражданском обороте.

Очевидно, что по прихоти олигарха три невиновных человека больше года находятся под следствием, в то время как он сам пытается нажиться на государстве за счет обладания незаконно полученными патентами.

Такие действия неизбежно подрывают государство изнутри, поэтому необходимо своевременно выявлять подобных «благодетелей», злостно использующих свои связи, и наказывать их по всей строгости закона.

Поделиться с друзьями
РОО "ПРАВОСЛАВНАЯ ЭКСПЕРТИЗА"